Главная > Научная работа > Научная работа студентов > Молодежь III тысячелетия > 2012 г. - XXXVI Международная научно-практическая студенческая конференция «Молодежь третьего тысячелетия» > Зарубежная литература и отечественный читатель: диалог культур > Давыдова К.В. К проблеме происхождения литературного типа "подпольного человека" Ф.М.Достоевского: "зарубежные" братья по подполью
     

АБИТУРИЕНТАМ

Филология Журналистика PR Библиотечно-информационная деятельность Туризм Магистратура
Филология Журналистика Реклама и PR Библ.-информ. деятельность Туризм Магистратура
     

Давыдова К.В. К проблеме происхождения литературного типа "подпольного человека" Ф.М.Достоевского: "зарубежные" братья по подполью

К.В. Давыдова                                                           Научный руководитель

гр. ЯФС-801-О                                                           Мисюров Н.Н.

 

      Самобытность происхождения литературного типа "подпольного человека" Ф.М. Достоевского - литературоведческая аксиома, однако это не означает решенности вопроса о генезисе данного типа литературного героя. Импульсом нашего иcследования стала гипотеза о влиянии наследия князя Владимира Федоровича Одоевского на произведения Достоевского, однако не следует исключать воздействие типологически родственных литературных типов зарубежных авторов - Э.Т.А. Гофмана и Э.По.

      Обратимся к новелле Э.Т.А. Гофмана как потенциальному связующему звену в процессе творческого взаимодействия Одоевского ("русского Гофмана", идеалиста, любомудра, пропагандировавшего в альманахе "Мнемозина" новаторские идеи романтической эстетики) и Достоевского.

      Новелла немецкого романтика рассматривается нами с двух позиций. Первая - изображение пространства героя-мечтателя, сквозь сознание которого пробиваются импульсы рефлексии из "подполья". Вторая - моделирование пространства мечты, двоемирия.

      Человек из подполья сочетает в себе следующие приметы "романтических" предков. Это обнаруживается в целом мотивном ряде, обусловливающем рефлективную природу характера: от смущения Ансельма (герой-неудачник, герой чудак) до героя, торжествующего по поводу собственного ничтожества ("мизера»).

      Герой одноименного рассказа Эдгара По "Вильям Вильсон" от первого лица ведет повествование об истории появления в его жизни двойника-преследователя, который все более и более становится самим героем; история эта обрамлена нравственными излияниями и рефлексией по поводу низости собственной природы. История греховного пути героя лишь намечена, однако самохарактеристика героя позволяет сделать несколько выводов о его принадлежности к числу "подпольных" героев.

      Мы можем заключить, что "подпольный" герой Ф.М. Достоевского формировался в ситуации "культурного диалога" русской и зарубежной традиций.